Онлайн-консультация

Навязывание услуг в медицине: миф или реальность?

МедАссистанс  -  Дек 12, 2008  -  Комментариев нет

В предыдущем номере еженедельника я остановился на целесообразности проведения по факту предполагаемого превышения объема оказываемых медицинских услуг экспертизы качества медицинской помощи. Для этого необходимо обратиться в страховую компанию (если помощь оказывается по ОМС или ДМС) или в специализированную организацию, осуществляющую экспертизу качества медицинской помощи.

В то же время необходимо отметить, что проверка качества медицинской помощи проводится на основании имеющейся медицинской документации. Поэтому в интересах самого же пациента следить за надлежащим оформлением медицинской документации. Известна расхожая присказка врачей: история болезни оформляется для прокурора. В связи с этим, в случае появления сомнений в обоснованности назначений лечащего врача (но до возникновения конфликта) рекомендую реализовать право пациента на ознакомление с медицинской документацией (снять копии). Данное право закреплено в нормах статьи 31 Основ: «Гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляются копии медицинских документов, отражающих состояние его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны».

Другой момент, которому следует уделить внимание, – стандарты медицинской помощи. Именно данные документы уберегают медицину от «скатывания» в область искусства. При проведении экспертизы эксперт (помимо специальных познаний в области медицины) должен использовать стандарты медицинской помощи: как рекомендованные Минздравсоцразвития, так и принятые внутри организации. Сложность состоит в том, что существующие стандарты носят рекомендательный характер, в некоторых отраслях медицины подобные стандарты фактически отсутствуют (например, в стоматологии). Несмотря на данное обстоятельство, действующее законодательство России рассматривает наличие стандартов медицинской помощи в медицинских организациях в качестве обязательного лицензионного требования. В связи с этим, рекомендую включать в условия договора оказания медицинских услуг ссылку на стандарты, в соответствии с которыми будут предоставляться медицинские услуги.

Несмотря на существующие возможности отстаивания интересов пациентов в области завышения объемов оказанной медицинской помощи, реализовать их достаточно сложно (для этого требуется квалифицированная юридическая помощь, привлечение независимой экспертизы и прочее). Так, например, доказать превышение объемов оказания медицинской помощи проблематично в случае, если договор медицинской организации с пациентом не был письменно оформлен. В подобных ситуациях неоценимую службу может сослужить для пациента оформляемое информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. В данном документе должны быть указаны все манипуляции, которые предстоит осуществить в отношении пациента. Иными словами, речь идет об объеме вмешательства. Однако, и информированное согласие не всегда оформляется в письменной форме (ст. 32 Основ не обязывает к этому врача и медицинскую организацию).

В сложившейся ситуации считаю целесообразным решать вопросы определения объективности объема предоставляемой медицинской помощи не постфактум, а до или в процессе оказания медицинской помощи. С учетом того, что пациент не обладает специальными познаниями в области здравоохранения, данная функция должна быть возложена на организации медицинского ассистентса. Подобные «доверенные врачи» пациента осуществляют организационное сопровождение пациента на всем протяжении лечебно-диагностического процесса и, в конечном счете, позволяют отделить «зерна от плевел», обеспечивая финансовую безопасность клиента.

В любом случае пациент должен осознавать, что лечение и диагностика должны быть прозрачны. В полной мере это касается объема и стоимости заказываемых услуг. При этом не только можно, но порой и нужно обращаться к лечащему врачу с вопросами о целесообразности услуги, об альтернативных вариантах лечения, о последствиях процедур, о конечной стоимости лечения. Замалчивание информации или явное введение вас в заблуждение должны послужить тревожным звонком в правильности выбора медицинской организации.

Следует активно реализовывать право потребителя на получение информации о медицинской услуге, в том числе о конкретном лице (враче), которое ее оказывает (ч. 2 ст. 10 Закона «О защите прав потребителей»). Дело в том, что нередко инициатива навязывания медицинских услуг принадлежит не руководству медицинской организации, а конкретному врачу. В данной ситуации доведение факта навязывания услуг или оказания услуг сверх пределов прейскуранта цен до сведения администрации медицинской организации позволит в оперативном порядке возместить необоснованно понесенные расходы пациента, а также привлечь конкретного медицинского работника к дисциплинарной ответственности.

Каков же вывод: навязывание услуг в медицине это миф или все же реальность? К сожалению, приходится констатировать, что проблема навязывания настолько серьезна, что является скорее реальностью, чем мифом. Однако для того, чтобы эффективно решать данную «реальную» проблему, необходимо избавиться от нескольких мифов существующих в сознании обывателей:

— навязывание и превышение объемов услуг характерно для всей платной медицины, особенно для частной;

— у пациента отсутствуют права и эффективные механизмы их реализации, когда он сталкивается с навязыванием услуг.

Константин Помогайбо, специалист по медицинскому праву, юрисконсульт ЗАО «Новосибирская медицинская корпорация»

КОММЕНТАРИИ

Михаил Андрушкевич, директор клиники «Санитас», вице-председатель НОО ОО «Первая общероссийская ассоциация врачей частной практики»: «Врачам частной практики завидуют, им стремятся приписать сверхприбыль, регулярно в чем‑нибудь обвиняют и пытаются «оградить» от них пациентов. А пациенты, несмотря ни на что, продолжают лечиться в частных клиниках.

Существует понятие – средний чек. Это средняя стоимость услуг обследования / лечения в данной клинике. Как вы думаете, пойдут пациенты в клинику, где эта цифра составляет, к примеру, шестьсот рублей, если у ближайшего конкурента она колеблется вокруг четырехсот пятидесяти? Ответ очевиден.

Когда администрация клиники действительно работает, ее цель – развитие бизнеса. Это относится к любому коммерческому проекту, в том числе к частной медицине. Такая администрация не то чтобы предлагать, никогда не допустит в своем учреждении ситуации, когда пациентам навязываются лишние обследования, а тем более лечение. В итоге всякий дополнительный, ничем не оправданный «отжим» денег у больного работает на сокращение потока обращений в клинику и, следовательно, на понижение конкурентоспособности такой клиники. А сейчас квалификация спроса такова, что люди обращают внимание на все, в том числе на организацию процесса, обоснованность оперативного лечения и количество необходимых анализов.

Какой можно сделать вывод из сказанного? Достаточно прийти в частную клинику и посмотреть самому, кто туда обращается и как часто. Люди прекрасно понимают разницу между тем, что постоянно, и тем, что временно, они видят и голосуют за доверие собственными деньгами и благодарностью.

Еще одна примета времени – сотрудничество врачей муниципальных, областных и даже федеральных структур с фармацевтическими компаниями. Лоббирование интересов отдельных фирм, производящих лекарства и БАДы, дает дополнительный заработок врачу, иногда превышающий основной. Вспомните, как вам приходилось слышать от лечащего врача: «Препарат продается везде, но вы поезжайте в аптеку № … Там вы получите скидку». Люди давно знают, что эти «скидки» – не что иное, как бонусы врачу.

Врач частной клиники, извините, зарабатывает деньги по‑другому. Он получает деньги за прием пациента, а не за купленные им лекарства. И репутация частной клиники сравнима с репутацией тренера олимпийской сборной: чем больше вылеченных (победителей), тем она выше. Удовлетворение потребности пациента – гарантия того, что в клинику не зарастет народная тропа. Это честный путь.

Частная медицина сегодня готова предоставить свои наработанные мощности системе обязательного медицинского страхования (ОМС), способна как никогда выдержать проверку на прочность. Можно долго рассуждать о доверии, приверженности пациентов к тому или иному виду медицинских услуг, но не проще ли предоставить людям выбор? Как вы думаете, куда пойдет пациент, если частные клиники будут вести прием по медицинскому страховому полису, как муниципальные, областные и федеральные? Я знаю ответ, а жизнь покажет, правильный он, или нет».

Елена Бобяк, управляющий директор информационной службы «МедициНСК»: «Мне хотелось бы остановиться на таком важном моменте как получение пациентом полной информации обо всех существующих возможностях – как в диагностике, так и в лечении заболеваний.

Проблема в том, что врач по законодательству вовсе не обязан сообщать пациенту или его родственникам об имеющихся альтернативах лечения.

Например, мне редко приходилось встречать хирурга, который бы рассказал пациенту, страдающему грыжей, что существует как минимум три варианта хирургического лечения – обычная операция, эндоскопическая и по Лихтенштейну (открытая операция с установкой сетчатого имплантата). Причем выбор метода лечения должен зависеть только от локализации и размеров грыжи, а зависит – лишь от возможностей конкретного врача.

Причин тому несколько:

1. Участковый врач порой сам не владеет полной информацией, к тому же он просто не имеет достаточно времени, чтобы поговорить с пациентом. 12 положенных минут на прием – что можно успеть?

2. У лечащего врача нет никакой заинтересованности сообщать вам эту информацию. А вдруг это лечение или обследование платное? Фактически врачам запрещено сообщать пациентам подобного рода сведения, т. к. неоднократно в подобных случаях применялись штрафные санкции к ЛПУ.

3. Если это врач из частного центра, он, конечно в первую очередь предложит методы обследования и лечения, имеющиеся в данном центре. Особенно – если пациент платежеспособен. Конечно, бывают счастливые исключения, но редко.

4. Профессиональные амбиции. Это касается молодых специалистов. Нужно ведь опыт накапливать такой.

Вот и получается, что в Томском межрегиональном центре гастроэнтерологии и хирургии есть бесплатные для пациентов квоты на сложнейшие дорогостоящие операции на брюшной полости, а пациенты в нашем регионе просто не знают о таких возможностях. Их никто туда не направляет».

Екатерина Майер, доктор медицинских наук, профессор, юрист, сертифицированный специалист экспертизы качества медицинской помощи, ООО «Центр независимой экспертизы качества медицинской помощи»: «Навязывание» дополнительных услуг – это характерная черта рыночных отношений, их внутренняя логика. Если нарушены права потребителя услуги, на помощь приходит закон и проблема достаточно легко решается. Совершенно другая ситуация возникает, если услуга – медицинская. Медицинская профессиональная деятельность является исключительной в силу своей специфики. Ее предмет – жизнь, здоровье – высшие блага, гарантированные обществом, а потому, рыночные законы имеют ограниченное применение в этой сфере. Навязывание дополнительных медицинских услуг – не только правовая, но и в большей степени моральная, нравственная проблема. Однако за нарушение морально-этических норм не предусмотрена юридическая ответственность, поэтому при определенном уровне общественной нравственности допускается их игнорирование. Потребитель медицинской услуги по объективным причинам не может до конца знать ее содержание, он не имеет медицинского образования. Право пациента на информацию при получении медицинской помощи зачастую реализуется формально. В какой‑то мере это выгодно медицинским работникам, т. к. им предоставлена «свобода действий». Использование этих «слабых» мест для извлечения прибыли в медицине – безнравственно. Где выход из ситуации? Как защитить потребителя медицинской услуги, если ни один закон не содержит и не может содержать описания необходимых для конкретного пациента диагностики или лечения? Определить оптимальный набор диагностических исследований, выбрать наиболее эффективный и безопасный метод лечения может только специалист. Но медицинские показания («медицинская правда») не всегда совпадают с «выгодной» стоимостью услуги, и врачу необходимо делать выбор, который иногда не в пользу пациента. Единственный выход из сложившейся ситуации на фоне непоколебимой корпоративности медицинского сообщества – независимая экспертиза качества медицинской помощи, осуществляемая высококвалифицированными специалистами – аналитиками, врачами-юристами, не заинтересованными в обеспечении экономических интересов лечебных учреждений. И главное, надо верить, что нравственные качества этих специалистов не позволят им пойти против своей совести».

http://www.epigraph.info/articles/-/nid/11620/cid/12/id/30267/

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA
*