Онлайн-консультация

Елена Бобяк: «Крайним всегда остается врач»

МедАссистанс  -  Мар 27, 2009  -  Комментариев нет

Общественники просят пациентов бороться за свое здоровье в больнице, а не в суде.

На прошлой неделе Новосибирская медицинская корпорация распространила официальный пресс-релиз, призывающий средства массовой информации «к более позитивному и полному освещению конфликтов между врачом и пациентом». В частности, специалисты отметили, что эмоциональные публикации о выигранных пациентами миллионных исках наносят невосполнимый вред как врачам, так и самим пациентам. Корреспондент НГС.НОВОСТИ встретился с автором пресс-релиза, управляющим директором НМК Еленой Бобяк, чтобы поговорить о сложившихся в обществе отношениях между врачом и пациентом и о том, что надо сделать, чтобы их изменить.

Справка: ЗАО «Новосибирская медицинская корпорация» занимается оказанием юридических и информационных услуг по защите трудовых и профессиональных прав медицинских работников, правовым сопровождением лечебных учреждений всех форм собственности, защитой прав пациентов.

В своем обращении вы призвали к цивилизованным методам разрешения конфликтов между врачом и пациентом. Но стоит ли вообще доводить до конфликтов?

Конечно, не стоит. Практически любой конфликт можно урегулировать на ранней стадии. И запускать его до состояния тех историй, о которых мы читаем потом в СМИ, нет никакого смысла. Скажем, лежит пациент в больнице и понимает, что у него с ногой что-то не так. Ну почему бы не вызвать заведующего отделением? Почему не написать жалобу главному врачу?

Потому что боятся, что врач потом будет лечить еще хуже…

Да не будет он лечить хуже, в том-то и дело. Если ты решительно настроен и готов за себя постоять, то окружающие это чувствуют и они тебя никогда не поставят в такую ситуацию, когда тебе надо будет защищаться. На практике же мы видим, что большинство даже не пытаются наладить нормальный диалог с врачом, не говоря уже об отстаивании каких-то своих прав.

Люди, как правило, выбирают между двумя вариантами. Либо просто пошуметь и рассказать родственникам, какой плохой врач, и на этом успокоиться, либо сразу в суд с иском.

В то время как в промежутке между этими двумя крайностями — множество возможностей. Начиная от разговора с лечащим врачом, заведующим отделением, главным врачом до требования моральной компенсации в досудебном порядке. Причем все эти действия можно совершать без нагнетания эмоций, спокойно и цивилизованно.

Трудно сдерживать эмоции, когда причинен вред твоему здоровью…

Но давайте разберемся, что дают эти эмоции? Вспомните, сколько было публикаций и нагнетания страстей вокруг инцидента в Краснодаре с двухмесячной Сонечкой Куливец, которой пришлось ампутировать ручку. И к чему это привело? Лечащий врач не выдержал общественного пресса и в итоге покончил с собой прямо в СИЗО, куда его зачем-то посадили. Кому от этого стало лучше? У девочки ручка новая выросла? Просто угробили еще одного человека, и все.

В чем причина, что конфликтные ситуации не разрешаются на ранней стадии, а доходят до суда?

Мне кажется, что причина кроется в отсутствии сотрудничества и доверия между врачом и пациентом. Хотя мы всегда повторяем, что врач и пациент должны действовать вместе, потому что у них есть общая цель. А когда мы изначально занимаем позицию, что вот одна армия, а вот — другая, толку не будет. Нам всем надо понять, что нормальный диалог гораздо эффективнее, чем разбирательство в судах или вымещение своих обид на форумах.

Что надо изменить, чтобы пациент и врач стали нормально общаться?

Нужно, чтобы пациент понял, что он несет абсолютно равную ответственность с врачом за свое здоровье. С этим утверждением многие не согласятся, но так оно и есть. Нужно стремиться к тому, чтобы пациент не перекладывал всю ответственность на плечи врача, а становился активным участником процесса собственного выздоровления. И никогда не надо бояться разговаривать, задавать вопросы и требовать объяснений. Если чувствуете, что что-то не то, — поговорите со своим лечащим врачом. Не удовлетворил он вас — обратитесь к заведующему отделением, в центр независимой экспертизы, в такие организации, как наша… При таком подходе — когда человек максимально вовлечен в процесс своего лечения, и стремится наладить диалог с врачом — возможностей для негативных последствий будет минимум.

Если врач допустил ошибку, которая привела к непоправимым последствиям, какого наказания он заслуживает?

Есть уголовный кодекс, есть гражданский — там все четко прописано. Но лично я считаю, что в первую очередь он должен лишаться лицензии и, соответственно, возможности заниматься врачебной деятельностью.

Но, к сожалению, в отличие от всего мира у нас лицензию пока что получает не врач, а больница.

А что такое больница? Это всего лишь здание. И единственная задача больницы — обеспечить условия для работы врача в ней. При этом лицензии врачам должны выдавать не нынешние контролирующие организации, а профессиональное сообщество. В идеале оно должно выдавать и оно должно отнимать лицензию. И никто другой.

Кто должен судить врача? Многие врачи недовольны существующим судопроизводством в их отношении.

Я считаю, что судить врача обязано исключительно профессиональное сообщество. Потому что в судах идет война документов. Неправильно оформил медицинскую документацию — все, проиграл дело. Так было, считаю, и в нашумевшей истории с первой горбольницей. Другой вопрос, что в настоящее время этого профессионального врачебного сообщества практически не существует. Как и не существует понятных всем правил игры: кто за что отвечает, кому что полагается, на какую сумму и так далее. Никто ничего не знает. Правовая грамотность и информированность пациентов и врачей крайне низкая. В итоге, когда дело доходит до разбирательств, крайним всегда остается врач.

Вы согласны, что качество медпомощи снижается?

Согласна только в отношении первичного звена — амбулаторий и поликлиник, которые просто просели, и сейчас там осталось очень мало профессионалов высокого уровня. А все потому, что ни один профессионал ни при какой зарплате не задержится в месте, где основная функция сводится к заполнению бумаг, а не к врачеванию. В остальном — качество медицинской помощи существенно выросло. Если вспомнить 90-е годы, когда вообще ничего не было, сейчас мы находимся на очень приличном уровне. И наконец-то в медицине появились достаточные деньги. Еще бы они расходовались эффективно, тогда бы российская медицина и вовсе вышла на принципиально иной уровень оказания медицинской помощи.

К вопросу о заполнении бумаг. Получается, что существующая система сама как бы провоцирует врача на ошибку?..

А вы бы смогли за 12 минут посмотреть больного, поставить ему диагноз, заполнить все документы и еще успеть подумать при этом? При том что слово «подумать» вообще опускается сейчас, про него просто забыли. Очень часто знакомые врачи искренне удивляются, когда на вопрос «Что ты делаешь?» я отвечаю: «Думаю». Они спрашивают — это как?.. Вот и попробуй в таких условиях не ошибиться.

НГС.Новости — 
http://news.ngs.ru/more/43892/
Андрей Ткачук

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA
*