Доктор в skype, или Медицина настоящего

МедАссистанс  -  Апр 14, 2017  -  Комментариев нет
№ 3(138), 31.03.2017 г.
Обсуждение законопроекта об удаленном оказании медицинской помощи длится около полутора лет. Изначально появилось два его варианта. Первый — разработанный Минздравом — разрешал обмен медицинскими документами между врачами, которые могут решить, нужна ли пациенту очная консультация. Однако выписывать рецепты, менять дозы препарата или устанавливать диагноз на основании дистанционного общения с пациентом по-прежнему запрещал. Второй вариант был  разработан экспертами Института развития интернета, Фонда развития интернет-инициатив и компании «Яндекс» и внесен в Госдуму председателем комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонидом Левиным. Этот вариант документа наделял врачей гораздо большими полномочиями, нежели ведомственный.
В январе стало известно, что Экспертный совет при Правительстве поддержал доработанный законопроект Минздрава.  По словам члена Экспертного совета при Правительстве Владимира Гурдуса, в  доработанной версии документа прописана возможность дистанционных приемов: врач может консультировать, устанавливать диагноз и назначать лечение. Но такой способ общения не снимает ответственности за врачебные ошибки, подчеркивает эксперт.
Предполагается, что в ходе доработки в документ могут быть включены основания для бюджетирования услуг связи и закупки  оборудования и программного обеспечения телемедицинских систем, а также прописаны способы идентификации врача и пациента (вероятно — по номерам мобильных телефонов).
Параллельно с формированием правового телемедицинского поля компания «Яндекс», по сообщениям федеральных СМИ, уже всерьез готовится к запуску сервисов, позволяющих получать консультации врача в режиме онлайн  — по аудио- или видеосвязи.
Надо ли говорить, что за рубежом телемедицина — пусть не окончательно, но все же —  сложившаяся практика. Так, по данным Американской телемедицинской ассоциации, внедрение информационных технологий в здравоохранение позволило  с 2008 года по 2016 год на 25% сократить число дней, проведенных пациентами в больницах, а также на 70% — число очных встреч с врачами.
Однако новосибирские эксперты от медицины, поддерживая внедрение информационных технологий, реагируют на очередные инициативы федеральных законодателей с вполне понятным опасением.
«Само понятие «телемедицина» может быть дискредитировано еще до принятия закона, — считает директор медицинского агентства МедАссистанс Елена Бобяк. — По определению ВОЗ, телемедицина — это предоставление услуг здравоохранения медицинскими работниками, использующими информационно-коммуникационные технологии для обмена необходимой информацией в целях диагностики, лечения и профилактики заболеваний и травм. На самом деле телемедицина — это абсолютно все, что касается дистанционного взаимодействия врача и пациента.  Это всего лишь способ коммуникации при осуществлении деятельности в сфере здравоохранения.  Медицина — уже довольно зарегламентированная отрасль, и на очереди — абсолютно отдельный закон о способе коммуникации с пациентами и коллегами». 
Уже сегодня, без правового обрамления, довольно активно развиваются отдельные направления телемедицины, отмечает эксперт и приводит примеры.
Так, широко распространен поиск медицинской информации в интернете: по данным Яндекса, здоровью посвящено более 4% поисковых запросов — почти 7,5 миллиона в день. Каждую минуту Яндекс спрашивают о здоровье более пяти тысяч раз.
Статистика сервиса онлайн-консультирования «Педиатр 24/7» подтверждает интернет-тренд в индустрии здоровья, конкретизируя: 35% обращений связано с консультациями в случае обострений  (кишечные инфекции, профилактика и лечение ОРВИ, повышение температуры, кашель, насморк, рвота), 25% — с особенностями ухода за детьми (вакцинация, прививки по календарю, акклиматизация детей после отдыха на море), 12% — с дерматологическими проблемами.
Далее — появляется масса онлайн-сервисов для записи на прием к врачу, а также набирает популярность контроль и измерения состояния организма с помощью гаджетов. В их числе —  футболка, передающая данные о температуре тела ребенка и сигнализирующая при повышении, портативные датчики для анализа состава пота и многое другое.  В сети также появляются группы поддержки: есть отдельные сообщества людей с определенными диагнозами, активные члены которых — пациенты и их родственники, врачи. По аналогии созданы и профессиональные соцсети ( к примеру, врачи.рф).
Дистанционное наблюдение (установка видеокамер и датчиков контроля за приемом лекарственных препаратов) за пожилыми людьми — еще одно отдельное направление телемедицины.  Равно как и дистанционное хирургическое вмешательство. «Последнее — пока не про Россию, хотя  в это направление планируют инвестировать огромные средства», — комментирует Елена Бобяк. И добавляет перспективную статистику развития телемедицины в нашей стране: «По прогнозам аналитиков, 15% из 50 миллионов россиян, обращающихся за медицинской помощью, то есть 7,6 миллиона человек будут пользоваться телемедициной. В 2018 году 25% государственных медицинских организаций смогут внедрить телемедицинские технологии и будут оказывать помощь пациентам дистанционно. Таким образом, телемедицинские услуги будут доступны для 20% жителей труднодоступных регионов России. Речь здесь идет «всего лишь» о вложении финансовых средств. Кроме того, по итогам 2017 года 5% лекарств будут продаваться в России через интернет, а в 2018 году доля онлайн-продаж достигнет 10%. Такие планы описаны в «дорожной карте» подгруппы «Интернет+медицина» рабочей группы по вопросам развития интернета при Администрации Президента. Предполагается также, что Минобороны потратит на телемедицину 270 миллионов рублей». 
По мнению эксперта, уже сегодня возможно, а в отдельных случаях необходимо, внедрять элементы телемедицины во врачебную практику: «Мы можем осуществлять маршрутизацию пациента, — обращается Елена Бобяк к медицинскому сообществу. — Мы, врачи, любим рекомендацию «наблюдение по месту жительства», тем самым отправляя пациента «в никуда». Такая же ситуация — с рекомендацией сложного обследования без указания того, где его можно пройти. Необходимо наладить партнерские связи между медицинскими организациями: направлять пациентов в конкретные руки и получать обратную связь от коллег, не нужно отдавать логистику обследования и лечения на откуп пациентам.  Далее — уже сегодня мы можем дистанционно комментировать результаты обследования.  К примеру, если человек много лет наблюдается у гастроэнтеролога и в очередной раз проходит какое-либо обследование, в 99% случаев врач не будет осуществлять пальпацию, а просто изучит результаты анализов и при необходимости скорректирует лечение.  Нужно ли для этого пациенту приезжать на прием к врачу? Однозначно — нет.  Мы можем давать рекомендации по здоровому образу жизни в дистанционном режиме. Все прекрасно осведомлены о болезнях образа жизни, однако  врачу во время приема попросту некогда о них говорить. Тогда как половину проблем сердечников, гипертоников и больных сахарным диабетом  возможно решить именно коррекцией образа жизни. Мы  можем рассказывать об этом в формате дистанционных образовательных мероприятий и консультаций. В дистанционном режиме мы можем с успехом интерпретировать и результаты измерений самоконтроля. 
Еще один вариант — понижать тревожность пациента, что особо актуально для педиатров, работающих с родителями.  К примеру, уже действует прекрасная служба «Детка» — врач в режиме онлайн консультирует обратившихся, при этом не устанавливает диагноз и не назначает лечения, а просто успокаивает мам, пребывающих в дикой панике. Алгоритм снятия тревожности можно реализовать с разными группами пациентов. Допустим, приступ бронхиальной астмы — действительно паническое состояние. Но если врач — пусть и в удаленном режиме — доступно объяснит, как надо дышать и что делать, станет гораздо проще его перенести.  Более того, врач может в удаленном режиме давать экстренные рекомендации до приезда специализированных служб.  
Современные технологии позволяют также в дистанционном режиме консультироваться с коллегами по поводу конкретного пациента, а также устраивать онлайн-консилиумы». 
Развитие всех этих направлений продиктовала сама жизнь и без законодательного признания телемедицины. Позволит ли принятие закона совершить действительно телемедицинскую революцию или остановит процесс на стадии реакции Минздрава на мировые тренды — большой вопрос. Вероятнее всего, перестроиться на телемедицинские рельсы в числе первых сможет частный медицинский бизнес — более гибкий по определению и растущий именно на инновациях.  Присоединится ли к этому процессу «государственная» медицина после легализации телемедицины? Возможно. Сомнения объясняются не только консерватизмом врачей, но и глобальностью задач, в числе которых — подключить все российские больницы к высокоскоростному интернету.
Однако, едва ли страна готова к этому…
Елена ТАНАЖКО

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA
*